Интервью с Николаем Капациной — об отце, политике, семейных ценностях и проблемах местного бизнеса

В воскресенье, 1 июля, в Николаеве состоится грандиозное открытие пространства *8 ПРИЧАЛ, на котором будет почти все — от парада Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины до выступления звездных гостей. Мы решили встретиться с Николаем Капацыной, членом наблюдательного совета компании «Український будівельник», который является владельцем речвокзала и выступил инициатором его реконструкции. Об отце и бизнесе, о семейных ценностях и вандалах, о политике, самом большом достижении и «Восьмом причале» — читайте в нашем материале!
Сегодня вы были на подведении итогов года Украинской академии лидерства. Вас такие мероприятия вдохновляют?
— Посещение такой аудитории всегда придает сил. Я всегда с большим удовольствием прихожу к ним в гости, общаюсь.
  Есть у них потенциал, как у молодого движения?
— Конечно. Думаю, что именно за ними будущее, за теми, кто не останавливается, а двигается. За теми, кого не устраивает то, как есть, пусть даже и хорошо, а ищет альтернативные пути. Постоянное совершенство — хотелось бы, чтобы таких ребят было больше.
Вы сказали, что это люди, которые не останавливаются, а продолжают развиваться. Вы себя относите к такой категории?
— Конечно, я постарше. Но я живу по таким принципам. На первой встрече с ребятами я сказал, что не нужно останавливаться, а бежать, как в спорте, и все всегда подвергать сомнению. Принимать за чистую монету все, что тебе скажут — это неправильно. Именно внутреннее стремление совершенствоваться должно двигать людей к результативности. Вот я себя к таким отношу, поэтому вы можете наблюдать то, что происходит вокруг нас.
Вот кстати. Николаев из себя представляет что, в первую очередь — это главная площадь, которой нет, как таковой, и находящийся в плачевном состоянии железнодорожный вокзал — место-визитку для наших туристов.
— Это плохая картинка. Мне кажется, что город потерял свою идентичность. История не стоит на месте — каждый день возникают новые коллективы. Раньше мы были городом, которые имел профессионалов в судостроении. Здесь воспитывались кадры, давались знания. Сегодня этот профессионализм утерян, и мы не можем похвастаться визитной карточкой города. В свое время были морские перевозки, Николаев зажил другой жизнью, с 2005 по 2010 года были рекорды по грузообороту. С гордостью отношу себя к этой команде, потому что мой отец возглавлял николаевский порт. За десятилетие мы привлекли самые крупные инвестиции в регион — это полмиллиарда долларов. Мы сделали десять инвест-проектов. В свою очередь, из-за того, что в этом задействована малая часть населения, это и не стало движущей силой. Конечно, у нас есть сектор агро или IT, но туристу нет никакого конкретного интереса сюда ехать — отсюда и меньше внимания к местной эстетике, к архитектуре, к комфорту горожанина. когда есть стремление — понятный путь к его воплощению. Когда его нет — у нас просто существование. Возможно, где-то я неправ, но это тоже есть причиной того, почему у нас нет индустрии или вещей, которые формировали бы айдентику города.

«Мне кажется, что город потерял свою идентичность»

От кого зависит процесс изменения ситуации?
— Это зависит от местных элит и ресурсов.
Власть в том числе?
— Я не считаю власть элитой. Безусловно, во власти должна быть интеллектуальная элита, но власть это функционеры — городские или государственные — которые должны обеспечивать быт государственной системы. Конечно же, это инструмент движения вперед с точки вертикали принятия решений. Однако генерировать события и поводы должны люди, которые себя могут причислить к элитам, могут задать темп окружению, своему персоналу.
Бизнес в Николаеве, какой он?
— Он специфический, разнообразный и конфиденциальный. Очень узкое количество компаний имеет публичную позицию, прозрачный бизнес. Тем не менее, я считаю, что в городе есть деньги. Люди, у которых сконцентрированные ресурсы для того, чтобы иметь вес и влияние, и к ним бы прислушивались. Как мне кажется, недостаточно еще психологической готовности. Есть определенные страхи — негативное отношение к богатым людям, к примеру. Поэтому, это может и останавливать от того, чтобы выступать публично и принимать какие-то решения, тратить деньги и показывать свою гражданскую позицию.
То есть николаевские бизнесмены все еще побаиваются инвестировать, правильно понял?
— Есть определенные факторы, которые останавливают бизнес от инвестирования в социальные сферы. На уровне Украины низкий инвестиционный и кредитный рейтинги. Несмотря на усилия власти, мы находимся в военном конфликте. Есть еще сложности по международным вопросам, поэтому бизнес с опаской инвестирует в любые проекты.
Если точнее?
— Общая внешняя политическая обстановка, доверие к банковской системе… Знаете, любые колебания власти — а мы живем от выборов до выборов — приводят к тому, что процесс принятия решения затягивается. Меняются люди, принимающие решение, и те, которые на это влияют. Бизнесу необходимо каждый раз с кем-то новым знакомиться — объяснять, зачем и для чего это делать. Есть сложности, которые, возможно, локально мы не ощущаем. Мы живем в мирном городе, смогли остановить агрессию наступления, однако она все еще присутствует и риск ее развития не снят, поэтому кто-то может и опасаться вкладывать деньги в Украину. Тем не менее, это происходит.
Что нужно сделать для того, чтобы у нас закончилась война?
— Я воздержусь от ответа. Нет простого объяснения тому, что нужно сделать. Что должен делать каждый гражданин? Он долже быть верен себе, ценностям государственности, и быть патриотом. Не на словах, а на деле. Это начинается с быта. Есть слова одного полкодца, в которых говорится о том, что перед тем, как заставить народ что-то защищать, нужно что-то создать. Когда ты что-то создаешь, ты будешь ожидать, что к этому будут относиться с трепетом. Нужно начинать с себя: быть открытым, дружелюбным, не создавать конфликты. Воспитание стойкости духа общества — это длинная, но нужная дорога для достижения мира.
Городской голова Александр Сенкевич очень часто упоминает бизнес и его роль в развитии Николаева. Есть отдельные исключения, в том числе и вы, но в основном — бизнесмены ничего не делают для нашего города. Как вы считаете, обязан ли бизнес помогать Николаеву?
— Александру Федоровичу с позиции руководителя города виднее. Отклик бизнеса по сотрудничеству с городом — вот здесь я часто наблюдаю, что мало бизнесменов, которые по собственной инициативе сотрудничают с городской или областной властью, чтобы создавать комфорт для жизни горожан. Если верить этим словам, то есть люди, которые по возможности развивают город. Это может быть на уровне общественных организаций, чтобы систематизировать процессы по принятию решений. Конечно, хотелось бы такого больше. По дорогам, зеленым насаждениям, тротуарам и так далее — это у нас сегодня даже не на уровне зародыша. Со времен независимости создано очень мало для комфортного проживания в городе. К большому сожалению, власти с большим трудом приходится находить общий язык с горожанами, с горсоветом. Но мы на правильном пути. Этот вопрос не замерз.

«Со времен независимости создано очень мало для комфортного проживания в городе»

Последнее о бизнесе. То, чем вы занимаетесь — в данном случае видно. Однако бизнес есть и другого плана — ставят МАФы, будки, борды, вывески. Если в других городах оно есть, но в меньшистве, то у нас с этим проблема. Почему, если в общих чертах, то бизнес действует не на пользу городу?
— Есть такое понятие, как общественный договор — это некие ценности, которые разделяет коммуна, проживающая в городе. Эти ценности были сформированы жителями в ранние периоды. Сегодня мы понимаем, что развитое интеллектуальное общество есть залогом успешной и мирной страны, поэтому воспитывать коммуну необходимо, часто нужно это делать через архитектуру. Человек, проходя по улице, каждый день видит картинку — это фасады, наружная реклама… Эта проблема есть. Давно идет дискуссия на предмет разработки паспорта города, но это дискуссия. Должна быть потребность от жителей города. Это длинный процесс, но я уверен, что он будет успешным. Чистый архитектурный фасад намного ценнее хаотичной рекламы, которая не дает человеку подумать.
Когда будут такие изменения?
— Это все зависит от воспитания элит, которые несут эти ценности. Избирательный процесс освежает коллектив городского совета. Это может занять и десять лет, но не менее пяти.
Каков будет исход действующей системы бизнеса?
— Она эволюционирует. Если говорить конкретно о рекламе, то уже существуют гораздо более эффективные методы донесения информации. Нужно быть динамичным и адаптироваться к требованиям современности, а не портить комфорт себе, в первую очередь — мы же все живем в одном городе. В конкурентной борьбе подобные изменения будут видны.
Ваш отец, Василий Капацына. Чем он сейчас в общем занимается?
— Он почетный президент Николаевского морского порта, консультирует международные компании. Во многом я руководствуюсь его советами. У нас с ним очень обширные контакты с международными компаниями — и по строительству, и по наземной логистике, и по морскому транспорту. Он сегодня не отдыхает, а динамично занят.
Описывать заслуги вашего отца можно долго. Как вы очутились с ним в одной струе?
— Выбор мой жизненный, а это получить образование по его квалификации — он был очевиден. Безусловно, быть рядом с успешным человеком — это хороший жизненный шанс, за что я благодарен семье. Еще я был воспитан этим человеком, его ценностями, ценностями матери, старшего поколения. Считаю, что отцу не за что стыдиться меня (смеется — ред.). Есть, чем гордиться. Я был как губка, которая впитывала его отношение к жизни, и теперь несу это дальше.
Главная ценность в вашей семье?
— Я трепетно отношусь к таким вопросам. У нас ценностей много, и нельзя сказать, что одна преобладает над другой. […] Патриотизм, это фундаментальная все же. В семье — это порядочность. А еще профессионализм.
А чувство ответственности?
— Оно либо где-то между ними, либо отчасти.
Место, где мы сейчас находимся — 8 причал. Как вам пришла идея заняться его реконструкцией?
— По роду своей деятельности я был одним из тех, кто привел в город большие инвестиции. Я видел, как это делается в чуть более развитых городах. Меня не устраивает то, что несмотря на то, что инвесторы испытывают колоссальный интерес, здесь нет даже бытовых условий для общения, для презентации, для картинки города. Освободившись от других задач, я почувствовал, что во мне есть силы применить их на другом поприще. Я разобрался глубже в ситуации. Здание тогда принадлежало частной компании, оно было в продаже. Восемь месяцев были переговоры, но я купил эту территорию. Тогда я понимал, что моя задача вдохнуть в это место новую жизнь. Я стремлюсь сделать это место привлекательным ивент-пространством. 8 причал — это зарегистрированный бренд, который подразумевает собой эстетический, интеллектуальный и гастрономический причал для николаевцев.
Что будет в этом здании?
— Там будет ивент-холл со всей необходимой инфраструктурой. ОДК нам не конкурент, конечно. Хотелось сделать место для хорошего отдыха, чтобы не происходило неприятных процессов, к примеру, когда пьют.
Когда закончится его ремонт?
— Сложно загадывать, как и работать в каких-то сроках, хотя это своего рода тоже мотивация. Думаю, где-то к середине осени мы запустим часть функционала.
О вашем крупном бизнес-проекте, о сотрудничестве с китайской компанией COFCO. Как это произошло?
— На этом месте, где стоит терминал COFCO, там была компания по перевалке металлогрузов. Но я понимал, что потенциал у этой площадки гораздо выше. Я искал партнеров, которые могли бы реализовать бизнес-проект. Ко мне как-то пришел менеджер и сказал, что есть ребята, которые хотят заниматься перевалкой грузов. Для меня сразу дошло, что это потенциальный игрок на рынке. Девять месяцев переговоров и полтора года строительства — в моей практике это самый успешный кейс. Я считаю, это колоссальное достижение, построить его за такое время. Вообще COFCO контролирует более 40 процентов импорта продуктов в Китай. Это их самый первый и самый крупный инвест-проект в Украине.
У вас есть есть желание связать себя с политикой?
— У меня есть желание сделать этот праздник вовремя, качественно, в сроки.
Подобные проекты часто вызывают интерес со стороны вандалов. Что у нас не сделай — все поломают.
— У меня такой принцип, чтобы не ждать благодарности. Безусловно, мы не оградим себя от элементов социально-негативных — всех в тюрьму не пересадишь. Тем не менее, это горожане, с которыми мы должны находиться бок о бок путем собственного примера. Еще год назад криминогенная обстановка здесь была гораздо выше. Из-за чего? Проблема в том, что место это не освещалось. Здесь постоянно находили украденные элементы. Сегодня это все пропало, потому что ограничен доступ автомобилей. Уже все освещено и даже негде спрятаться — только можно прогуливаться и получать удовольствие. От вандализма мы не застрахованы. Я уверен, что как и со стихийной рекламой, мы эволюционируем в более цивилизованное общество.
Когда слышишь фамилию Капацына — возникает все же ассоциация с вашим отцом. Нет у вас такого ощущения, когда находишься в тени известной личности?
— Ни в коем случае. Я благодарен судьбе, что у меня такой успешный и авторитетный отец. К тому же, он еще и моралист, который проявил во мне подобные качества. У него свои заслуги, у меня свои. Свои заслуги я ощущаю частью его инвестиции. У каждого своя жизнь и свои стремления. У нас одна фамилия — где-то это хорошо, где-то плохо, но это не вызывает жизненного дискомфорта. Я даже рад, когда мою деятельность ассоциируют с его начинаниями. Та инвестиция, которую он сделал когда-то в меня, сегодня работает самостоятельно.
Что вы посоветуете людям, которые так и не определились с призванием?
— Такие люди не появляются сами по себе. Наша задача, как более зрелых ребят — наполнять смыслом и ценностями мысли таких людей. Собственным примером мы и должны показывать, как двигаться дальше. Только таким путем, на примере трансформации, показывать стремление к хорошему.