Первичная профсоюзная организация ПАТ «НСЗ Океан» Интервью

Первичная профсоюзная организация ПАТ «НСЗ Океан»
Интервью:  

Ликвидация предприятия фактически началась в ноябре 2013 года. И речь идет именно о ликвидации предприятия. Ни о каком сохранении рабочих мест при ликвидации и речи идти не может. Когда предприятие хотят сохранить, назначают санацию, а не ликвидацию.  

Завод Океан уничтожают. Слова Ирины Сербин о том, что завод хотят продать на аукционе, чтобы он наконец обрел «хорошего» собственника – это банальная неправда. Есть большое количество факторов, которое указывает на то, что завод именно уничтожают. Говорю это как профсоюзный лидер, который пережил смену минимум 3 различных собственников. Каждый новый покупатель сразу рассчитывался по долгам по ЗП с коллективом и начинал развивать предприятие. Сейчас ситуация совершенно иная.

В результате ликвидации других судостроительных предприятий Украины, таких как ЧСЗ, например, из 200 тысяч членов профсоюза судостроителей осталось около 20 тысяч. Вот что такое ликвидация предприятий.  

В 2013 на «Океан» назначили первого ликвидатора. К тому времени завод уже фактически остановился. Люди не получали зарплату и были согласны на ликвидацию, лишь бы им выплатили долги по зарплате. Первый ликвидатор отказался выплачивать коллективу долги по ЗП. В 2014 весь коллектив с завода уволили. А через несколько месяцев ликвидатор самоустранился. Завод остался в подвешенном состоянии.  

Все эти процессы происходили, пока завод был под управлением Смарт Меритайм Груп, принадлежащей Вадиму Новинскому.  

После того, как первый ликвидатор самоустранился, завод передали в аренду специально созданной для этой цели фирме ООО «Океан». Передача в аренду состоялась без участия акционеров ПАО «НСЗ Океан», что было грубейшим нарушением устава.  

ООО «Океан» взяло на работу около 500 уволенных сотрудников завода – для обслуживания территории и оборудования. До 2015 года завод продолжал работать. Выполнялись заказы, велись какие-то работы, но возвращать долги по зарплате коллективу никто не собирался.  

В ноябре 2015 суд в лице судьи Татьяны Давченко возобновил ликвидацию завода и постановил назначить нового ликвидатора. Им стала Ирина Сербин. На собрании акционеров, когда утверждали кандидатуру Сербин, за нее проголосовали только представители  Смарт Меритайм Груп и Консалтинг-Гамма. Все остальные акционеры были против. Самой Сербин на собрании не было. Ее никто не знал. Не было никаких оснований назначать именно ее.  

Сербин назначили незаконно. Поскольку ее кандидатуру утвердили только благодаря тому, что Консалтинг-Гамма принадлежало большинство голосов из-за того, что ее доля в уставном фонде составляла 1,5 млрд. грн. Но это были фактически фиктивные акции, потому что эти деньги на предприятие никогда не заходили, ценные бумаги никто не видел.  

После того, как Сербин, вступила  в права ликвидатора, она начала обыкновенный популизм, обещая коллективу рассчитаться по долгам по ЗП. Привлекла на свою сторону наиболее доверчивых и отчаявшихся уволенных сотрудников завода. Уговаривала их не обращаться в суды, обещая как можно скорее решить вопрос задолженности и сделать перерасче долга. В то же время она не прекратила аренду завода. Он продолжал работать, выполнять заказы. Арендатор нанимал людей по договору подряда на разовые работы и рассчитывался с ними по акту выполненных работ. По закон предприятие в процессе ликвидации в принципе не может работать.

Никаких шагов по погашению задолженности перед коллективом не Серин предпринимала. По закону, первое, что обязан сделать ликвидатор, это рассчитаться с коллективом. Однако за три года Сербин не сделала ни единого шага в этом направлении. Ликвидатор – это фактически руководитель и временный собственник предприятия. Ирина Сербин спокойно могла оформить в банке ссуду под залог заводской территории, зданий и оборудования.А затем включить в условия аукциона погашение этой ссуды. Если бы ликвидатор действительно хотел спасти завод, ему не составило бы никакого труда найти покупателя, который выполнил бы это условие.  

Сербин должна была каждый месяц делать перерасчет задолженности по ЗП, но не делала и не делает этого.  

Защиту интересов сотрудников взял на себя профсоюз. Мы через суд добились перерасчёта задолженности. Также мы через суд добились того, чтобы сотрудники вредных профессий  пенсионного возраста смогли получать льготные пенсии, положенные им по закону.  Сербин старалась всячески препятствовать нашей деятельности. Пыталась задавить профсоюз и его лидеров.  

К многочисленным нарушениям закона, которые Ирина Сербин совершила на должности ликвидатора добавляется еще и сотрудничество с сомнительной юридической фирмой, которая связана с одним из лидеров луганских сепаратистов. Нам сообщил об этом один из акционеров. Мы проверили по открытым реестрам и действительно такая связь подтвердилась. Мы сообщили об этом судье, которая назначила ликвидацию. По закону после нашего обращения должна начаться проверка фирмы на причастность к финансированию терроризма. А ликвидация на время проверки должна быть приостановлена. Тем не менее этого пока не произошло.